en

 

Фото Александра Евангели.
Александр Евангели - куратор, арт-критик, теоретик современного искусства,  поделился своими размышлениями о скульптурах Сергея Соболева. 
 
"Логос и форма в диалоге пространств"
 

 

Молодой московский скульптор Сергей Соболев исследует границу искусственной и природной формы. В том или ином виде биоморфная пластика присуща большинству его работ, однако в проекте «Морфология» балансирование между аллюзиями органической формы и модернистской рефлексией становится программным. Скульптура Сергея Соболева наследует поиску высокого модернизма и включает в свою сложную генеалогию американский минимализм наравне с открытиями Исаму Ногути и Генри Мура.

 

Сергей Соболев понимает форму как границу разных пространств (искусства и природы в том числе), объединяя в одной вещи разные способы структурирования пространства. Материал, поверхность, объем, репрезентация и наше восприятие встраиваются в один ряд, вступают в равноправный диалог. Вещь предстает в качестве метафоры разных смыслов, в лаконичной и чистой форме, освобожденной от ненужных деталей, от привнесенной в нее нарративности и мифологии. Раскрываясь в зрительском восприятии, его работы проявляют разные аспекты скульптуры как таковой, собственно скульптурности.

 

Соболев методично исследует эти аспекты. Он препарирует наше восприятие масштаба, предъявляя масштабируемую модель скульптуры — и в натуральную величину ее фрагмент.

 

Он показывает условность восприятия формы в отношениях скульптуры и света — и насыщает эти отношения сложной драматургией. Мы убеждаемся в изначальной тактильности скульптуры и автономности нашего представления формы. Невидимая, скрытая от глаз скульптура возвращает нам пространство античной рецепции с ее осязающим зрением через тактильное представление вещи. Он создает скульптуру как форму соседствующих пространств — скульптуру из потоков света — точно так же, как из естественных материалов, и соседство пространств, понятое как поверхность, наделяется автономией фактуры и цвета.

 

Восприятие формы зависит от контекста не меньше, чем от позиции наблюдателя — и мерой этой позиции становится ракурс и силуэт, пребывающий в диалоге с тенью.

 

Скульптура — это поверхность и объем, и в качестве объема она обладает внутренним пространством. В него можно погрузиться, сквозь него можно пройти — и такое представление скульптуры выводит поиск Сергея Соболева за границы традиционного модернистского понимания формы, в область современной проблематики искусства.

 

Сергей Соболев интуитивный художник, и его интеллектуальные требования к форме также носят в большой мере интуитивный характер. Одна из самых продуктивных его интуиций лежит в области классификаций. Для Соболева морфология — это дисциплина интуитивной типологизации, которая внутренне соотносится с дисциплинированием порядка вещей, то есть с некой философской системой. Отношения форм отражают взаимодействия универсальных понятий.

 

Он говорит о восприятии младенца, и в этом указании следует увидеть ту изначальную цельность, к которой стремится восприятие скульптора, стремящегося предъявить стройную логику визуальной обусловленности, управляющую миром. Миром форм.

 

Замусоренный предметами и именами окружающий мир при таком восприятии освобождается от прозрачных знаков и показывает нам свою хрустальную метафизическую изнанку.

 

Мы начинаем видеть в этой лаконичной скульптуре ее освобождающий медитативный потенциал. Физическое время становится производным нашего восприятия или, возвращаясь к объектам, функцией формы.

 

 

 

Александр Евангели