en

Мегаформа - новая теоретическая константа.

 

Есть общность определения всего многообразия форм с позиции присутствия в них мегаформы.

Мегаформа или есть или её  нет, не зависимо от физического масштаба, и применения. Хотя масштаб способен выявить её присутствие (или отсутствие) и значительно усилить её воздействие.

Мегаформа   это качественный критерий оценки формы. Процесс поиска мегаформы не методологический, а всё же интуитивный. Нет правил, есть только чувство. Поэтому она, мегаформа, может быть доступна совершенно неподготовленному человеку и даже в большей степени, нежели искушённому ценителю уже с порядочно замутнённым и скованным сознанием всякого рода смысловыми конструкциями.

Мегаформа это смысл формы, её причина быть.

Такие области деятельности как скульптура, архитектура, промдизайн непосредственно связаны с созданием мегаформ. В этих индустриях каждый в идеале мечтает создать свою  мегаформу, но не отдаёт себе в этом отчет. Мегаформа огромна и вездесуща, но оттого что она не обозначена, не сформулирована, она невидима сознанием как будто призрак.

Такая область изобразительного искусства как скульптура, в теории, является научной дисциплиной пристально изучающей мегаформу. Именно в скульптурной лексике встречаются такие  термины, как «большая форма», «цельная форма», а определение «скульптурность» подразумевает присутствие мегаформы. Термин «Большая форма» подразумевает основную, доминантную форму объекта, которой подчинены все остальные детали. Большая форма обязательное условие для хорошей скульптуры. Именно она придаёт цельность и скульптурность произведению. Однако термин мегаформа, хотя и очень близок по смыслу и по сути, выходит за рамки скульптуры и имеет более широкое применение. Мегаформа  оказывает прямое действие на респондента, минуя какую-либо повествовательность. Не затрагивая интеллект, она проникает в подсознание и инстинкты. Она как некий пространственный код. Методология генерации такого кода не найдена, поэтому он создаётся комплексно, используя все возможные методы, но решающее «слово» остаётся за интуицией, активизация которой называется вдохновением. Изучение мегаформы имеет частный, сугубо личный интуитивный характер. Каждый день, каждую минуту в любых ситуациях перед глазами проплывает бесчисленное многообразие форм. Человек безотчётно анализирует, ищет и выхватывает из этого потока «мегаформы», или хотя бы их фрагментарное присутствие, так как только они дают такого рода ощущение первобытного трепета, которое пронизывает, минуя сознание, глубинные недра человеческого существа. Стоит отметить, что только мегаформа способна: привлечь внимание, оказать воздействие, задержаться в памяти. Иные формы не фиксируются сознанием вообще, они невидимки.

Мегаформа - это почти мифологическое существо. Её трудно описать, и ещё труднее  приручить. Она не должна быть легкодоступна, её не должно быть слишком много, но и нехватка сильно обкрадывает картину жизни. Она ценна как золото, но какой смысл будет в золоте, если его станет слишком много. Оно потеряет свою ценность и начнёт утомлять и раздражать.

Не стоит надеяться увидеть Мегаформу во всех  работах авторов, декларирующих эту идею. Её там может не быть или она присутствует фрагментарно, важно понимать, что такая задача сформулирована и поставлена и каждое новое произведение это новая экспедиция, нацеленная на поиск  Мегаформы.

Я совершенно не рассчитываю на всеобщее понимание этой задачи. Люди все разные, и каждый выбирает своё, точно также люди умышленно или по неведению отказываются от многих благ и «красок» этого мира. Но когда «мегаформа» есть, её нельзя не заметить.

Мегаформа не зависит от масштаба, если её уменьшить, то она не должна меняться и терять смысла. Мегаформа – «большая» форма, которую приятно было бы держать в руке. Это происходит потому, что тактильное чувство, минует фильтр сознания.   В архитектуре мегаформа решается на уровне макета. Вся дальнейшая работа – это работа по её сохранению.

 

Формы-невидимки.

 

Весь материальный мир имеет форму, но всё реже люди замечают её, обращают на неё внимание. Не говорю уже о том, насколько редко они любуются ей, получают удовольствие и запоминают её.

Этому есть несколько причин.

Конечно, многое зависит от зрителя, который не может воспринимать форму вследствие атрофии чувствительности к ней. Мир становится виртуальным, дематериализованным. В  связи с огромным потоком различной информации, спецэффектов, видео, света, всевозможной динамики и звуков, форма теряется, уходит на второй план. Так люди перестают её замечать как небо над головой и многое другое.

Но главное препятствие это шаблоны сознания в сегменте производства. Они мешают создавать «мегаформы» всем подряд. На это способны только избранные, только те, кто сознательно заняты этим процессом. Лучше всего с ним справится талантливый скульптор. И тогда форма становится не случайная, а глубоко осознанная и её просто нельзя будет не заметить.

Такие формы, если говорить о промышленности, как правило, встречаются в сегменте luxury. Здесь осталось серьёзное отношение к форме и к деталям. Здесь производитель готов инвестировать в форму. И на выходе мы видим, к примеру, «мазератти» и открываем рот и чувствуем наплыв эмоций.

Вывод – если вы обратили внимание на форму предмета, отметили его именно с этой точки зрения, значит, в нём присутствует «мегаформа».

Последнее время я всё чаще вижу, что промдизайн теряет вкус и интерес к форме. Она становится или мятая или дутая или формальная, собранная из примитивов. Автомобили и другая техника становятся страшными и невзрачными, притом, что  уровень качества исполнения и технологические возможности растут. Может показаться, что это своего рода заговор, производственная политика, направленная на разделение рынка потребления на простой и дорогой. То есть машины специально делают не красивыми, чтобы красивые оказались в другой ценовой категории. Но дело не только в этом а, есть ещё одна причина - цифровые технологии.

 

Цифровая культура и форма.

В наше время цифровые технологии достигли такого развития и популярности, что все новые формы моделируются в трёхмерных программах. С одной стороны это хорошо. Это во многом упрощает процесс создания формы, даёт возможность сразу визуализировать изделие с разными параметрами, разных цветов, материалов, текстур. Далее трёхмерная модель прямиком поступает в производство, минуя человеческий фактор. Но есть одна незаметная с первого взгляда проблема – происходит деградация формы. Она перестаёт быть самоценна, теряет эстетический приоритет, становится чужеродной и фригидной.

Цифровые формы лишены жизни, энергетики, харизмы. Материализуясь, они продолжают быть виртуальными по восприятию. Это не просто эмоции, за ними стоят объективные причины.

Первая причина человеческая. Формы моделируют специалисты, погружённые в виртуальный мир. Для них форма это формальная оболочка. Они теряют с ней связь. Работа с формой становится формальной.  И вообще это специалисты иного профиля, не имеющие соответствующей подготовки и образования в области эзотерики и культуры создания формы, её философии и психологии.

 Вторая причина техническая. По личному опыту знаю, что формы как таковой в трёхмерной программе не видно. Она там не понятна. Не понятен её масштаб, её плотность. Не видны нюансы. Её невозможно потрогать, взять в руки, ощутить тактильно. А ведь именно осязание – главный эксперт и ценитель формы. Поэтому моделирование форм смещается в сторону создания рёбер, граней, и графики стыков. Они виднее на экране и проще для работы. Вся пластика сводится до равномерных математических скруглений и оптимизаций. Получается даже при всей эксцентричности мёртвая и «невидимая» форма. Болванка для разрисовывания. В этом такая же печаль, как если бы, к примеру, исчезали запахи или еда лишалась вкуса или если бы весь свет стал электрическим.

Поэтому мой главный тезис – форма должна создаваться руками. Она должна быть очевидна на стадии создания. 3D технологии лишь подспорье, вспомогательный инструмент, а не основная рабочая среда. Именно это на нынешнем уровне проектировочных технологий может дать шанс  создать настоящую «мегаформу» а не цифрового фейка. Нет смысла судить кого-либо за неразборчивость – это личное дело каждого. Но вызывает беспокойство общая тенденция, связанная с экономической спецификой нашего времени. Массовое производство всегда связано с оптимизацией и снижением эстетических качеств продукта. Так мир наполняется низкосортными предметами, к которым постепенно возникает привыкание, как следствие снижается эстетический запрос у потребителя и понятие качество формы уходит из нашей жизни. Это можно сказать, но всё же в меньшей степени, и о многих других проявлениях жизни: вкусовые добавки делают примитивным вкус пищи, электронная музыка несравнимо беднее акустической, индексированные цвета и цвета rgb имеют в десятки раз меньше оттенков чем в живой природе. Человек постепенно привыкает жить в искусственном мире, его чувствительность притупляется он, по сути, деградирует. На практике это снижает и обесцвечивает качество настоящей жизни. Все современные компьютерные достижение на несколько порядков ниже, и не могут по-настоящему удовлетворить наш собственный, встроенный «био-компьютер».